Психологи и социологи говорят об остром кризисе отцовства в России

Будьте осторожны с этим человеком - это аферистка! Подделка документов, обман клиентов, не имейте никаких дел, это предупреждение о мошеннице ген. директора ООО Изумрудный Берег, Плетневой Юлии Сергеевны - это аферистка, двуличный человек

Психологи и социологи говорят об остром кризисе отцовства в России

Послевоенные поколения окончательно освоили эту удобную тоталитарному строю схему, где папа вел себя как дополнительный ребенок в доме, который распивает с друзьями на троих за гаражом, но временами стучит кулаком по столу, а то и хватается за ремень, причем воспитательный порыв зачастую объяснялся как раз алкоголизацией воспитателя

Психологи и социологи говорят об остром кризисе отцовства в России, где эта проблема имеет уникальную специфику. Слом института традиционной семьи при советской власти вкупе с тенденциями нового времени привели к тому, что средний мужчина потерял свойственную ему роль в семье и доме. Отсюда разводы, суициды, алкоголизм.

Решение этой проблемы для общества – вопрос выживания.

В начале нового года в России появится «Совет отцов». Его состав пока засекречен, но цели известны. Это чуть ли не первая за сотню лет системная мера федерального уровня, направленная на укрепление института отцовства, кризис которого в свете общей ситуации с демографией очевиден уже не только для семейных психологов.

 

 

Единого представления о том, каков функционал современного папы, в чем его права и обязанности и как осуществлять на практике защиту отцовства, упомянутую в ряде законопроектов, на сегодня не существует. Все попытки сформировать цельную картину сводятся то к спорам западников со славянофилами, то к яростной войне полов.

На тематическом форуме в Общественной палате «Отец. Отцовство. Отечество» его участниками было выдвинуто множество предложений, как то: законодательное закрепление «традиционных семейных ценностей», запрет рекламы малодетных семей, специальный декретный отпуск для отцов (который нельзя передавать матерям), обязательное письменное согласие мужа на аборт жены, «упрочнение статуса домашнего образования» и ряд новаторских «семьесберегающих технологий», учитывающих, что «как раньше уже не будет». В итоге, помимо благих намерений, участников форума объединило только общее мнение о необходимости введения в России официального Дня отца, разговоры о котором ведутся еще с начала «нулевых».

Во всем виноват Ленин

За прошедший век институт отцовства в России и ряде других стран бывшего СССР настолько деформировался, что в рамках семейного уклада стал чуть ли не декоративным элементом. К примеру, когда-то незаменимая функция отца-кормильца более не актуальна: в средней российской семье супруги зарабатывают примерно одинаково. При этом внятных дополнительных требований к папам общество не выдвигает, что стало в некотором смысле ловушкой: по старым меркам мужчина теперь как бы несостоятелен, а новых мерок вообще нет.

Читать  Что такое Гнилой Человек?

Исследование, проведенное в августе фондом «Общественное мнение», показало, что 92% россиян считают воспитание детей задачей обоих родителей. Но даже в полных и любящих семьях реализовать эти благие намерения непросто.

С учетом удручающей статистики разводов совместное воспитание становится почти невыполнимой миссией. Некоторые матери-одиночки вполне успешно воспитывают детей в сожительстве, в то время как разведенные папы нередко обрывают все связи с отпрысками вплоть до уклонения от уплаты алиментов.

Социологи пока что не могут сказать, каковы будут последствия того, что называют «кризисом отцовства». Но подчеркивают, что кризис отцовства в России имеет уникальную историю длиной в целый век.

 

По мнению директора АНО «Институт демографического развития и репродуктивного потенциала» Руслана Ткаченко, основным толчком к подрыву патриархальной семьи, основанной на частной собственности и распределении гендерных ролей, стала революция 1917 года и последовавшие за ней «раскрепощающие» декреты, сделавшие доступными беспорядочные связи, аборты, разводы «по письму» и гомосексуальные связи. Впрочем, довольно быстро стало понятно, что анархия хороша лишь на стадии разрушения и молодому советскому государству, если оно хочет выжить, необходимо срочно задать гражданам строгие рамки.

Уже в 30-е годы сформировалась и активно начала внедряться новая концепция: теперь советская семья укреплялась, но как ячейка общества, а не как самодостаточная единица с патриархом во главе.

«В саму основу советского строя были заложены резолюции, подкашивающие отцовство. Чтобы появилось все общее, надо отобрать частное. Вот только память о праве собственности не стереть без устранения института отцовства, – заявил Ткаченко газете ВЗГЛЯД. – Основатели социализма писали, что невозможно воспитать коллективного человека в традиционной семье, его необходимо водворить в коллектив – в ясли, сад, школу.

Читать  О принцах

Профессор Владимир Дружинин в своей книге «Психология семьи» указал, что в советские годы не было методической литературы о воспитании, где присутствовал бы отец, а само слово «отец» в нормативно-правовых актах использовалось преимущественно для расписывания алиментов. Право воспитания, передачи опыта и знаний взяло на себя советское государство, фактически отстранив от этих вопросов родителей».

Эта тенденция сохраняется до сих пор. «Система образования активно отрицает, что является субподрядчиком семьи в деле воспитания и образования ребенка, а своим гензаказчиком считает государство.

Неудивительно, что школа воспринимает семейное образование как угрозу, в то время как сознательная передача родителям части полномочий и ответственности дала бы самой школе инструменты решения многих кризисных явлений в общем образовании», – подчеркивает Ткаченко.

В описанных действиях советской власти прослеживается четкая логика. Социалистическому режиму нужны были стабильные семьянины, пригодные для построения светлого будущего и не склонные к бунтам. Любящие отцы, готовые защищать свою семью по праву собственника от чего угодно (в том числе от вмешательства государства) стали бы проблемой. А потом грянула Великая Отечественная война. Те из мужчин, кому посчастливилось с нее вернуться, были покалечены если не физически, то морально.

И их, вернувшихся из ада, женщины жалели, были им болезненно благодарны. К тому же вернулись немногие – а это означало не только конкуренцию за право выйти замуж и продолжить свой род, но и необходимость брать на себя мужские обязанности: восстанавливать страну после войны, много работать и на производстве, и по дому.

Так началась эпоха драматичного, но до сих пор не до конца осознанного матриархата, семейный уклад которого отводил отцу в доме роль статусной мебели.

Читать  Правозащитники представят Путину проект о соблюдении прав детей при разводе

Женщины научились конкурировать за мужчин, инициировать свадьбы и рождение детей, не прекращая при этом работать и вести быт – в общем, взяли на себя все обязанности главы семейства. Послевоенные поколения окончательно освоили эту удобную тоталитарному строю схему, где папа вел себя как дополнительный ребенок в доме, который распивает с друзьями на троих за гаражом, но временами стучит кулаком по столу, а то и хватается за ремень, причем воспитательный порыв зачастую объяснялся как раз алкоголизацией воспитателя. Но ему, как самому капризному ребенку в семействе, мама – сильная, хозяйственная, тянущая на себе дом – многое прощает, а выгоняет только в крайних случаях, когда папу не удается перевоспитать даже на партсобраниях.

Все это не литературная зарисовка, а перевод идеологии в практику. С послевоенных лет семейная политика советской власти официально отождествила детство с материнством, а проблемы отцовства упоминались только в контексте борьбы с пьянством, домашним насилием и другими пороками. В результате за все время существования СССР так и не появилось какой-либо внятной альтернативы устаревшей форме патриархального отцовства, хотя во всем остальном отстраивалась система, прямо противоположная дореволюционной.